ЛГБТ-группа «Выход»
пропаганда здравого смысла
как мы боремся с самым гомофобным законом в России
Закон «о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений» применяется редко, но само его существование увеличивает существующую гомофобию в обществе и влияет на то, что ЛГБТ-люди в России оказываются все более незащищенными. Разбираемся в том, как работает закон и как ЛГБТ-группа «Выход» пытается изменить ситуацию в стране.
ЧТО ЗА ЗАКОН?
«Закон о пропаганде» был принят еще в 2013 году. Это поправки в Кодекс РФ об административных правонарушениях (ст. 6. 21), Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» и Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации».

КоАП РФ запрещает пропаганду «нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних», а закон о защите детей от информации запрещает распространение среди детей информации, отрицающей семейные ценности, пропагандирующей «нетрадиционные сексуальные отношения» и формирующей неуважение к родителям и (или) другим членам семьи.
Как говорит правовой советник ЛГБТ-группы «Выход» Макс Оленичев, этот пакет законов не дает четкого объяснения, что такое пропаганда и что именно запрещено, поэтому «создается впечатление, что все, что связано с ЛГБТ — запрещено и опасно». Эти законы стали отправной точкой для введения ограничений в других сферах жизни и источником дополнительной стигматизации, а в результате ЛГБТ-люди вынуждены все больше закрываться.
Напрямую привлекают к административной ответственности по закону о пропаганде редко, но о нем говорят и он влияет опосредованно на многие сферы жизни. Например, некоторые компании отказываются работать с ЛГБТ-организациями или брать на работу ЛГБТ-сотрудников, есть случаи, когда типографии отказываются печатать ЛГБТ-материалы. И благодаря этому внутренняя стигматизация ЛГБТ-людей усиливается, и они начинают больше закрываться, меньше быть открытыми, в том числе опасаются обращаться в правоохранительные органы в случае совершения в отношении них преступлений.
Макс Оленичев
правовой советник ЛГБТ-группы «Выход»
Мы меняем ситуацию, оказывая юридическую и психологическую помощь, поддерживая ЛГБТ-семьи, транс-сообщество и родителей ЛГБТ-людей, работая с бизнес-компаниями и даже проводя прайд-фестиваль Квирфест. Больше о том, что делает организация, можно узнать на сайте comingoutspb.com

В каких именно правах ограничивает нас закон «о запрете пропаганды», и что «Выход» делает, чтобы ему противодействовать, — рассказываем ниже.
ПРАВО НА СОЗДАНИЕ СЕМЬИ
Летом 2019 года семья Андрея Ваганова и Евгения Ерофеева, воспитывающая двух приемных детей, была вынуждена уехать из страны после того, как Следственный комитет возбудил уголовное дело о халатности против сотрудников органов социальной защиты. Юристы «Выхода» и «Стимула» оказывают семье юридическую поддержку. О том, что мужчины воспитывают детей, СК узнал после того, как один из мальчиков попал в больницу и сказал, что у него «два папы». Следственный комитет предположил, что родители-гомосексуалы «пропагандируют нетрадиционные отношения и наносят вред развитию детей». Тогда же СК провел обыски дома у Ваганова и Ерофеева и их родителей. Пара уехала из страны и запросила убежище в США. По словам Макса Оленичева, даже спустя год после того, как было возбуждено дело в отношении сотрудников органов опеки, самим мужчинам не предъявили никаких обвинений.
«Возможно, если бы Андрей и Евгений остались в стране, СК мог вызывать их на допросы и проводить другие следственные действия, но они смогли уехать вовремя. Других ЛГБТ-людей это дело напугало», — объясняет юрист. По его словам, после этого случая другие пары стали больше задумываться о безопасности и в ряде случаев тщательнее скрывать свои отношения и воспитание детей.
Кроме этого, закон о пропаганде иногда пытаются использовать в делах о расторжении брака и при решении вопроса о том, с кем останутся проживать дети. В 2018 году в суд Санкт-Петербурга во время заседания по делу о разводе и определении места жительства детей мужчина принес распечатку переписки, подтверждавшую бисексуальность супруги, с просьбой учесть ее сексуальную ориентацию при решении вопроса о том, с кем должны остаться дети после развода.
Однако судьи не принимают такие аргументы при решении судьбы детей, в данном случае сексуальная ориентация женщины не повлияла на решение суда.
Кроме юридической помощи, в ЛГБТ-группе «Выход» есть программа «Радужные семьи», где ЛГБТ-семьи могут общаться, делиться опытом и поддерживать друг друга.
ПРАВО НА СВОБОДУ СЛОВА
Закон о запрете пропаганды «нетрадиционных сексуальных отношений» прямо влияет на возможность свободного распространения любой информации об ЛГБТ-людях, даже если эта информация носит исключительно просветительский характер. После принятия закона Роскомнадзор внес в список запрещенных сайтов группу «Дети-404», поддерживающую ЛГБТ-подростков, заблокировал сайты Gay.ru, Lesbi.ru — одни из старейших ресурсов для ЛГБТ-комьюнити, Виталий Милонов требовал блокировки сайта СПИД.Центр, который рассказывает об эпидемии ВИЧ в России. В январе 2018 года Бурлинский районный суд Алтайского края вынес решение о блокировке сайта «Парни.Плюс» — портала, рассказывающего о жизни и здоровье ЛГБТ-людей.
В решении суд указал, что «текстовая информация в совокупности с изображениями явно и недвусмысленно направлена на популяризацию, пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений, в том числе среди несовершеннолетних, и может способствовать возникновению интереса у детей и подростков к нетрадиционным формам полового поведения».
Мы оказали правовую поддержку порталу: Адвокат Дмитрий Бартенев при поддержке ЛГБТ-группы «Выход» включился в процесс и подал жалобу на решение суда о блокировке. По нашей рекомендации на сайте установили маркировку «18 +» и ограничили доступ к нему несовершеннолетних. В итоге прокурор отказался от иска и суд прекратил дело на заседании Алтайского краевого суда, хотя изначально прокуратура требовала заблокировать сайт даже в случае добавления маркировки о возрастном ограничении, поскольку считала неприемлемым само упоминание об однополых отношениях.
Мне кажется, что из всей нашей команды я меньше всех верил в то, что суд снимет блокировку. Так уж получилось, что мы, активисты, все время проигрываем и почти всегда сталкиваемся с несправедливыми судебными решениями. Поэтому эта победа стала надеждой на то, что мы все равно когда-нибудь добьемся равноправия.
— Евгений Писемский
главный редактор сайта «Парни+»

Снятие блокировки с сайта «Парни Плюс» — успешная история борьбы за свободу слова и распространение информации о ЛГБТ-людях и удачный пример защиты прав человека в российских судах.
ТРУДОВАЯ ДИСКРИМИНАЦИЯ
Законодательно оформленный запрет «пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений» дает «карт-бланш гомофобно настроенным работодателям произвольно применять трудовое законодательство в отношении ЛГБТ*-людей при приеме на работу и увольнении с нее». При этом доказать факт дискриминации непросто, поскольку на пострадавшую сторону возлагается обязанность предоставить все доказательства, что не всегда возможно. Бороться с существующей дискриминацией можно, если оспаривать в судах случаи нарушения трудовых прав ЛГБТ-людей, в частности, при отказах в приеме на работу или увольнении.
Денис Олейник
Одним из таких дел, с которым работают юристы «Выхода», является история Дениса Олейника. Его жалоба на отказ в приеме на работу уже рассматривается Европейским судом по правам человека.

Денис в 2015 году успешно прошел собеседование на должность тренинг-менеджера в фонд «Капитаны», который работает с подростками. После этого сотрудница фонда добавила его в друзья во ВКонтакте, а вечером написала Денису и попросила «уточнить сексуальную ориентацию». Узнав, что Денис встречается с молодым человеком, она заявила, что в организации есть «четкие критерии к сотрудникам» и «они [организация] придерживаются традиционной точки зрения на ряд вопросов». Денису пришло письмо о невозможности дальнейшего сотрудничества.
При правовой поддержке ЛГБТ-группы «Выход» Денис обжаловал отказ в приеме на работу в российских судах, которые во всех инстанциях отказались признать его дискриминационным. После этого была направлена жалоба в ЕСПЧ. В марте 2020 года суд начал ее рассмотрение.

Решение по этому делу станет важным прецедентом для защиты трудовых прав ЛГБТ-людей не только в России, но и в Европе.
СВОБОДА СОБРАНИЙ
Ссылаясь на запрет пропаганды «нетрадиционных сексуальных отношений», власти отказывают в согласовании публичных мероприятий и срывают даже те акции, проведение которых не требует согласования. Например, на протяжении нескольких лет подряд власти Петербурга пытались помешать проведению Радужного флешмоба, ежегодной акции в день борьбы с гомо-, би- и трансфобией. В 2016 году на попытку согласования власти ответили так: проведение флешмоба невозможно, потому что гайд-парк, где активисты хотели провести акцию, будет занят другим мероприятием, а заявленная цель активистов («призыв к толерантному отношению общества к ЛГБТ») нарушает запрет «пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних». Обжалование отказа в суде и повторные попытки согласования к успеху не привели. Но тем не менее «Радужный флешмоб» состоялся.
В 2017 и в 2018 годах акции прошли в гайд-парках, несмотря на попытки властей их запретить. В 2018 году «Радужный флешмоб» должен был быть пройти в Саду имени 30-летия Октября. Это один из гайд-парков, где, по городскому закону о митингах, мероприятия можно проводить без согласования, но, тем не менее активисты уведомили власти о проведении акции. В день мероприятия организаторы узнали, что организация района запланировала мероприятие для подростков. Власти отказались согласовать флешмоб, полагая, что появление рядом с несовершеннолетними людьми радужной символики и плакатов может привести к массовым задержаниям активистов за «пропаганду нетрадиционных отношений среди несовершеннолетних». В итоге организаторы перенесли акцию в другой гайд-парк — в Полюстровский парк. Туда тоже сразу же приехала полиция, которая хотела помешать активистам проводить мероприятие. Адвокат «Выхода» Ксения Михайлова разъяснила им, что на территории гайд-парков имеют право проводить мероприятие все желающие, в том числе ЛГБТ-активисты. После этого полиция в проведение акции не вмешивалась.
КАК В ДРУГИХ СТРАНАХ?
Мужчина держит плакат в знак протеста против президента США Дональда Трампа во время ежегодного марша ЛГБТ-прайда в Нью-Йорке. 25 июня 2017 года. Надпись на плакате: «Трамп — угнетатель квир-персон»
Законы, так или иначе ограничивающие упоминание ЛГБТ людей в публичном пространстве, до сих пор существуют в некоторых странах, включая и те, которые часто в общественном сознании считаются демократическими. Рассказываем, как с ними борются на общественном и законодательном уровне.
США
В США в 6 из 50 Штатах существуют законы, которые запрещают учителям рассказывать детям о гомосексуальности. Такие законы действуют в Алабаме, Луизиане, Миссисипи, Оклахоме, Южной Каролине и Техасе. Более того, в Алабаме и Техасе на уроках полового воспитания учителя должны подчеркивать, что «гомосексуализм неприемлем для широкой публики». Законы этих штатов предписывают учить детей тому, что «гомосексуальное поведение является уголовным преступлением» несмотря на то, что отношения между людьми одного пола по обоюдному согласию были декриминализованы во всех штатах США еще в 2003 году.

Эти законы, безусловно, влияют на гомофобный климат в школах, ученики получают меньше поддержки со стороны преподавателей, чаще сталкиваются с буллингом и харрасментом и, кроме того, имеют меньший доступ к системе здравоохранения. Некоммерческие организации борются с законами, проводя общественные кампании и просветительскую работу, и это даёт плоды: в 2017 году от закона «о запрете пропаганды» отказался штат Юта, в 2019 году гомофобный закон отменили в Аризоне, а в прошлом году Федеральный суд объявил закон в Южной Каролине противоречащим Конституции.

Существование таких законов в южных штатах США связано с историей их развития: они до последнего поддерживали рабство, а затем сегрегацию афроамериканцев. Большинство населения там консервативно. В других американских штатах преобладают, как правило, более гуманистические идеи, в связи с чем в них невозможно существование подобных законов, ограничивающих распространение в образовательных учреждениях информации о сексуальной ориентации и гендерной идентичности.
ЛИТВА
В Литве существует схожий с российским «Закон о защите несовершеннолетних от негативного влияния публичной информации» в котором запрещается распространение информации, которая «попирает семейные ценности, поощряет иное, чем установлено в Конституции Литовской Республики и в Гражданском кодексе Литовской Республики, понятие заключения брака и создания семьи». При этом Конституция Литвы понимает брак как союз мужчины и женщины. Однако несмотря на ограничения, в Вильнюсе регулярно проходит Балтийский прайд, а известный ЛГБТ активист Томас Раскявичюс, которому удалось избраться в совет самоуправления Вильнюса, пообещал сделать этот город «более дружественным» к лесбиянкам, геям, бисексуалам и трансгендерным людям.
ВЕЛИКОБРИТАНИЯ
В Великобритании до 2003 года существовала норма, согласно которой местные органы власти должны были «не допускать содействия в распространении гомосексуальности или материалов с целью её поощрения», а также «не допускать в процессе обучения в школах материалов о приемлемости гомосексуальности». Норма эта была принята только в 1988 году, ее продвигала Консервативная партия Маргарет Тэтчер, что добавило ей популярности. После принятия закона учителя стали бояться даже давать совет ученикам-геям, но в итоге закон так и не применили ни разу. Общественность стала активно выступать против такого давления на ЛГБТ-сообщество, известные люди стали публично делать каминг-ауты. В итоге статья 28 была отменена в 2000 году в Шотландии, и в 2003 году в Англии и Уэльсе. Даже нынешний консерватор Дэвид Камерон извинился за этот дискриминационный закон. Теперь этот закон в Великобритании не действует.
КЫРГЫЗСТАН
В Крыгызстане в 2014 —2015 годах пытались принять закон аналогичный российскому — о запрете пропаганды ЛГБТ несовершеннолетним. «Формирование положительного отношения к нетрадиционным сексуальным отношениям при содействии средств массовой информации» cогласно законопроекту могло наказываться заключением под стражу на срок до одного года. Принятие закона объяснялось «чуждостью гомосексуализма для кыргызских традиций». Законопроект дважды вносился на рассмотрение парламента, против него выступали многочисленные международные организации и местные активисты. В итоге, после того как он был принят во втором чтении, его отозвали сами инициаторы без объяснения причин.
ПОЛЬША
Польша — страна с самым низким уровнем защищенности прав ЛГБТ-людей в Евросоюзе согласно Rainbow Country Rating. Как такового закона о запрете пропаганды ЛГБТ в этой стране нет, вместо этого проводится откровенно гомофобная кампания. Власти называют «ЛГБТ-идеологию» деструктивной, завезенной извне и направленной на то, чтобы разрушить традиционные католические семьи. Все это привело к тому, что за последний год около 100 городов и регионов по всей Польше — почти треть страны — объявили себя «зонами, свободными от ЛГБТ». Этот термин активно использовал нынешний президент Анджей Дуда в свой предвыборной кампании. Также в стране продолжаются избиения ЛГБТ-активистов. В отчете за 2020 год, который подготовил ученый Косьма Колодзей из университета Николая Коперника в Торуни, говорится, что о суициде думают 84% молодых ЛГБТ-людей Польши. При этом активисты регулярно выходят на протесты и акции, пытаясь отстоять свои права. Иногда им приходится переходить на партизанские методы — активистку Малгожату Шутович, известную под именем Маргот, арестовали за то, что она порезала шины одному из «гомофобных» фургонов, которые ездят по городам, распространяя гомофобные баннеры. На протестах в ее поддержку также проходили жесткие задержания. Комиссар Совета Европы по правам человека призвал власти Польши прекратить такую политику в отношении ЛГБТ-людей.
Все наши действия направлены на то, чтобы закон „о пропаганде" был отменен или не применялся к ЛГБТ-людям и не усиливал их стигматизацию в России. Поэтому каждое стратегическое судебное дело, которое мы ведем, ставит перед государством вопросы о том, что закон „о пропаганде" носит дискриминационный характер. К счастью, в нашей стране он применяется напрямую редко.

Несмотря на то, что создаваемый им негативный фон влияет на общественные настроения, уменьшить стигматизацию и дискриминацию ЛГБТ-людей можно только через примеры защиты прав ЛГБТ-людей и просвещение общества. Такие действия непременно нас приведут к миру, где вопрос о том, какая у человека сексуальная ориентация или гендерная идентичность, не будут иметь никакого значения. А пока закон не отменен, мы делаем все, чтобы он в меньшей степени создавал какие-либо проблемы для ЛГБТ-людей в России.
Макс Оленичев
правовой советник ЛГБТ-группы «Выход»
Несмотря на то, что запрет на распространение информации об ЛГБТ – довольно популярная часть риторики гомофобного и патриархального мира, у активисток и активистов со всей планеты есть силы и способы противостоять (и успешно!) законам «о запрете пропаганды». В «Выходе» с этим уже почти 10 лет работают наши юристы и адвокаты.
Авторка текста: Мария Кольцова
Вёрстка: Андрей Нечаев