ЛГБТ-группа «Выход»
Дело о подставных свиданиях
Подставные свидания — преступления с целью грабежа, с которыми сталкиваются гомосексуальные и бисексуальные мужчины

Рисунки: HAGRA
В ДВУХ СЛОВАХ
В Санкт-Петербурге и Москве подставными свиданиями занимается организованная преступная группировка. Для поиска жертв преступники используют приложения и сайты для знакомств.
Одна из таких историй — дело Кирилла Баранова (имя изменено по просьбе героя), которое вела ЛГБТ-группа «Выход». Дело завершилось удачно: преступников удалось найти и наказать. Потерпевшему возместили 57 тысяч рублей материального ущерба и 50 тысяч рублей морального.
ПРОЛОГ
Преступлениями по типу «подставных свиданий» в Санкт-Петербурге и Москве занимается организованная преступная группировка. По заявлениям ее участников, они «просто просекли, что так можно заработать» и «лично против геев ничего не имеют». В отличие от идейной подоплеки действий «Оккупай-педофиляй», эти преступления — способ заработка, а потому бандиты не отказываются и от пары тысяч рублей.
Оккупай-педофиляй — проект неонацистского движения «Реструкт», целью проекта была «борьба с растлителями несовершеннолетних». В 2013-2014 годах в нескольких регионах России активисты проекта были осуждены за вымогательство, шантаж, грабежи и причинение вреда здоровью — все эти действия предполагало «сафари» на «педофилов».
Участники движения отслеживали в соцсетях предполагаемых «педофилов» (обычно ими оказывались гомосексуальные или бисексуальные мужчины) и вели с ними интимную переписку от имени несовершеннолетних. Иногда переписка велась от лица подростка, достигшего возраста согласия, но на «свидание» приходил ребёнок младше 16-ти лет. При встрече активисты устраивали засаду и издевались над жертвами, снимая процесс на видео, которое затем попадало в сеть.
В июне 2017 года лидер движения, Максим Марцинкевич, более известный как «Тесак», был приговорен к десяти годам строгого режима. В заключении он находился с 27 января 2014 года.
Максим Марцинкевич в зале суда. Фото: Дмитрий Лекай / Коммерсантъ
Нынешние «безыдейные» преступники пользуются тем, что жертвы боятся обратиться в полицию или рассказать о происшествии близким. Теперь это просто бандитские группы, пользующиеся возможностью шантажировать уязвимых людей.
Я сомневался. В основном это касалось того, будет ли действительно что-то предпринято органами для нахождения и наказания преступников. Изначально я скептически относился к работе с полицией, тем более что некоторые знакомые, которые могли помочь в диалоге с органами, деликатно намекали, что не хотели бы быть вовлеченными. Но нашлись и те, кто действительно помог.

Сомнения были и в плане личной безопасности, ведь на момент написания заявления я не представлял, с кем столкнулся — была ли эта банда серьезной ОПГ, либо это были, скажем так, «любители». Пришлось узнавать по ходу дела.

Но убежденность в том, что эти люди должны быть найдены и наказаны за свое преступление, победила все сомнения. Безнаказанность могла привести к тому, что раз за разом совершая подобные «подставы», люди могли увериться в своей неуловимости и перейти черту, кого-либо покалечив.
Кирилл Баранов, пострадавший, о решении обратиться в полицию

Похожие преступления происходят по всей России: мы собрали подробную информацию о 17 случаях в Москве и Петербурге, о нескольких случаях известно в Мурманске и даже за рубежом.
Доклад Human rights watch «Они сказали — так нам и надо!» за 2014 год описывает, как по сценарию «подставных свиданий» действовали полицейские Кыргызстана.
На геев, попавших на подставные свидания, полицейские угрожали завести дело о «мужеложестве», уголовная ответственность за которое отменена в Кыргызстане еще в 1998 году, — так сотрудники полиции вымогали деньги и сведения о других гомосексуалах.
«Милиция сказала, что отпустят меня по-тихому «рыбкой плавать», если я назову им кого-то еще, с кого они смогут денег срубить», — рассказывает в интервью пострадавший.
Чем дальше от центра страны, тем менее организованы преступники, тем чаще они действуют по одиночке. Вне зависимости от места действия преступления происходят по схожему сценарию:
В приложении или на сайте знакомств находится «приманка» — молодой человек. Как правило, в профиле используются реальные фото: селфи в зеркале, фото с вечеринки.
На встречу «приманка» приходит не один, а в компании двух-четырех сообщников. Иногда они появляются не сразу, а открывают дверь в квартиру своим ключом или выходят из соседней комнаты. В некоторых случаях преступники имеют при себе камеру — угрожают отправить «компромат» родственникам или выложить видео в открытый доступ.
Чтобы вытянуть из пострадавшего деньги, преступники используют физическое насилие, часто идут на шантаж и угрожают аутингом. Порой представляются сотрудниками полиции и угрожают завести уголовное дело, потому что «приманка» якобы младше 18 лет.
Насилие при этих преступлениях происходит часто, но для того, чтобы склонить пострадавшего к быстрейшему предоставлению материального вознаграждения и запугать его — в этом случае по замыслу преступников он не будет обращаться за правовой помощью. Как правило, пострадавшие не подают заявления в правоохранительные органы о совершенных преступлениях, опасаясь стигматизации и дискриминации, а также раскрытии информации об их сексуальной ориентации или гендерной идентичности. В полицию обращаются единицы, еще меньше дел доходит до суда.
Доклад по итогам мониторинга дискриминации и насилия по признакам СОГИГВ* в Санкт-Петербурге в 2017 году
Из данных мониторинга «Выхода» известно о 12 нападениях в 2015 году, 11 случаях в 2016 и о 9 — в 2017 году. Кажется, что цифры отражают положительную тенденцию к уменьшению количества нападений, но в реальности это не так: люди боятся обращаться за помощью, и мы можем только догадываться о реальном количестве преступлений.

Похожая история произошла с Кириллом Барановым.

ФАБУЛА ДЕЛА
13 января 2016 года Кирилл познакомился с парнем в приложении для гей-знакомств. Как это всегда происходит, разговаривал он с «приманкой» — молодо выглядящим парнем, которого впоследствии выдают за несовершеннолетнего.
В квартире кроме приманки Кирилла ждала группа людей. Они утверждали, что потенциальный партнёр Кирилла младше 16 лет, и вымогали деньги, угрожая полицией и телевидением. Кирилл откупился от грабителей суммой в 50 тысяч рублей, а затем обратился в «Выход» за помощью.
Мне не доставляло никаких проблем еще раз увидеть преступников, присутствовать на очной ставке (хотя, честно говоря, удовольствие это не самое большое), видеть их родню и адвокатов. Не было проблем в общении с сотрудниками полиции и суда. Если кто-то из них лично не приветствовал какие-то обстоятельства, то мне этого не показывали. Общение было исключительно по делу.

А вот сам процесс следствия, судебных разбирательств был достаточно долог. Приходилось неоднократно давать показания в разных отделах, ездить на очную ставку, на создание фото-роботов, на судебные заседания. В итоге все это затянулось почти на два года.
Кирилл Баранов, пострадавший, о процессе следствия по делу
Полиция, не без помощи «Выхода», нашла троих подозреваемых. Ими оказались петербуржцы Петр Куликов, Илья Васильев и Юлия Семкина. Следствие велось больше полугода, и в августе 2016 года дела по ним были переданы в суд.
«Полиция будет продолжать искать оставшихся неизвестными преступников и стараться привлечь их к ответственности. На практике такое встречается довольно редко», — комментирует один из юристов «Выхода».
Осенью 2016 года Юлия Семкина (она играла роль «журналистки», снимающей видео во время «свидания») и Петр Куликов были осуждены на два года условно.
Васильев Илья был приговорен к лишению свободы на срок два года и три месяца в колонии общего режима. Адвокат Васильева подал апелляционную жалобу, которая была оставлена без удовлетворения. Уголовное дело в отношении иных неустановленных участников преступления было выделено в отдельное производство.
В июне 2017 Кирилл подал иск о возмещении морального вреда. В январе 2018 суд частично удовлетворил иск и присудил выплатить истцу 57 тысяч рублей в качестве компенсации материального ущерба и 50 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда. Дело вела адвокат «Выхода» Ксения Михайлова.
Каждый человек принимает решение для себя. Если есть опасения в собственной безопасности, то право человека — не обращаться в органы. Но можно хотя бы получить психологическую помощь, по себе знаю, насколько подобное происшествие влияет на психологическое состояние.

Могу дать совет по взаимоотношению с полицией, если все-таки решили подать заявление. Во-первых, чем раньше будет обращение, тем лучше. По горячим следам шанс кого-то найти гораздо выше, чем через две недели или месяц. Во-вторых, лучше привлечь квалифицированную помощь. Есть разница, приходите вы один, либо приходите вы с юристом или адвокатом. В-третьих, не ленитесь. Если вас вызывают, лучше сходить, отпросившись с работы или пожертвовав личным временем. Когда у вас нет интереса к раскрытию преступления, то вряд ли он появится у полиции.

Еще призываю не бояться! Чем больше людей молчит о подобных преступлениях, тем больше шанс, что кто-то пострадает в будущем. Возможно, это будет ваш хороший знакомый, для которого все закончится гораздо печальнее, чем просто отъем денег.
Кирилл Баранов, пострадавший по делу
ЧТО ЖЕ ДАЛЬШЕ?
Удачно завершенное дело Кирилла показывает, что найти преступников и привлечь их к ответственности возможно. Не бойтесь обращаться в полицию, если готовы заниматься этим самостоятельно, или к нам — за юридической помощью.
Практика удачных расследований дел меняет отношение самих полицейских к преступлениям и к пострадавшим: появляется понимание того, что «подставные свидания» — обособленная категория преступлений, которая сейчас теряется среди общего числа разбоев и грабежей.
Одна из главных проблем в работе с подставными свиданиями: нежелание пострадавших участвовать в расследовании преступления. Это можно понять: мы часто озабочены опасностью аутинга и тем, что преступники могут найти нас снова и прийти к нам домой, зная адрес.
Нас отталкивает необходимость общаться с полицией и раскрывать свою ориентацию. Тем не менее, без нашей помощи юристам не добиться успешных расследований и не остановить насилие.
Дополнительная трудность — отсутствие реальной статистики. Нам известно только о тех нападениях, после которых пострадавшие обращались за помощью к нам или в дружественные организации. На сегодняшний день нет четкого понимания того, насколько велика эта проблема.
Преступники, промышляющие "подставными свиданиями" — просто вымогатели, которые применяют физическое и психологическое насилие, чтобы достигнуть своей цели — получить деньги. Важно не оставлять такие преступления безнаказанными. Если вы столкнулись с нападением, обязательно сообщите об этом в «Выход». Мы поможем обратиться в правоохранительные органы и предоставим правовую и психологическую помощь. Безопасную среду можно создать, если не молчать о происходящем и совместными усилиями "заставлять" правоохранительные органы работать.
Макс Оленичев
юрист программы «Стратегическое судопроизводство»