ЛГБТ-группа «Выход»
ДЕЛО О НАПАДЕНИЯХ
НА ПРАЙДЕ
Как «Выход» борется с недобросовестной работой государства

Рисунки: HAGRA
В ДВУХ СЛОВАХ
В 2013 году Прайд прошел под крики и лозунги противников митинга. Они кидали в участников яйца, камни и дымовые шашки, а когда четверо ЛГБТ-активистов отошли от площадки, группа контр-демонстрантов напала на них и избивала в течение нескольких минут, пока не вмешалась полиция.
В возбуждении уголовного дела о нападении пострадавшим отказывали несколько раз.
Полиция отказалась провести эффективное расследование, поэтому мы обратились с жалобой в ЕСПЧ и сейчас ждем решения суда.
ПРОЛОГ
Эта история о борьбе за права человека: о том, как российские власти не смогли обеспечить безопасность на мирной акции, а после совершения преступления отказались его расследовать, нарушив Конвенцию о правах человека.
«Выход» ведет дело в программе «Стратегическое судопроизводство», чтобы каждый и каждая в России мог_ла безбоязненно выходить на демонстрации и рассчитывать на эффективное расследование правонарушений, совершенных против них.
ФАБУЛА ДЕЛА
29 июня 2013 года в Петербурге на Марсовом поле (в зоне «гайд-парка») прошел ежегодный Прайд. На митинг пришли не только участники: на поле собралось около двухсот противников акции. Они кидали в участников яйца, камни, дымовые шашки, выкрикивали человеконенавистнические и гомофобные лозунги.

Некоторые граждане были одеты в костюмы казаков, один из противников акции был облачен в рясу священника Русской Православной Церкви, многие противники акции были одеты в футболки с лозунгами «Православие, самодержавие», «Мы - русские, слава России!», «За веру, царя, Отечество» и др. Некоторые из противников акции пришли с детьми. Противники акции периодически громко выкрикивали ругательства, в т.ч. нецензурные, в адрес представителей ЛГБТ-сообщества. Между гражданами, пришедшими для участия в акции, и противниками акции периодически возникали перепалки. Полиция не предпринимала достаточных мер для прекращения перепалок и публичной нецензурной брани.
Периодически кто-то из противников прорывался через ограждения и наносил удары митингующим, вырывал из их рук плакаты и флаги. Полиция не предпринимала практически никаких действий.

Через некоторое время после начала мероприятия ОМОН начал теснить участников митинга к краю площадки, людей заталкивали в автобусы и развозили по отделениям полиции.
…сотрудники полиции сообщили собравшимся, что по решению уполномоченного представителя исполнительных органов власти акция прекращается досрочно в связи с тем, что поступили заявления граждан о нарушении митингующими статьи 7.1 Закона Санкт-Петербурга «Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге».
Четверо участников митинга не стали заходить в автобус, поскольку одной девушке стало плохо, и друзья решили вывести ее на воздух. В нескольких метрах от автобуса их окружила толпа противников митинга. Группа мужчин начала бить их, пинать, наносить удары плетками. В группе было около 10 человек, происходящее снимали на камеры журналисты и очевидцы.
ОМОН вмешался лишь через несколько минут и оттеснил четверку к стене. Затем потерпевших доставили в отдел полиции, где им долго отказывали вызвать «скорую помощь», а затем выпустили, составив протоколы о якобы совершенных ими административных правонарушениях (нарушение правил проведения митинга). Впоследствии все дела об административных правонарушениях были прекращены.
ОМОН вмешался лишь через несколько минут и оттеснил четверку к стене. Затем потерпевших доставили в отдел полиции, где им долго отказывали вызвать «скорую помощь», а затем выпустили, составив протоколы о якобы совершенных ими административных правонарушениях (нарушение правил проведения митинга). Впоследствии все дела об административных правонарушениях были прекращены.

Потерпевшие подали заявления о нападении, а медики направили в полицию сведения о нанесенных телесных повреждениях, но несмотря на это в возбуждении уголовных дел было отказано. Не проведя расследования и даже не опросив потерпевших, полицейские пришли к выводу, что имели место простые побои, дела по которым являются делами «частного обвинения» (то есть должны доказываться в суде исключительно пострадавшими, без участия государственного обвинителя и без проведения расследования).
Учитывая наличие стойких неприязненных отношений лиц традиционной сексуальной ориентации к участникам Санкт-Петербургского ЛГБТ прайда и лицам их поддерживающим, нет оснований полагать о наличии … признаков состава преступления, предусмотренного частью 2 статьи 116 Уголовного кодекса Российской Федерации [(нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы)]
— из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела
Это постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было отменено, затем вынесено и отменено еще одно подобное постановление. До сих пор потерпевшие и их адвокаты не могут получить никаких сведений о ходе расследования, не имеют доступа к материалам дела, надлежащая проверка не проведена – даже несмотря на неоднократные обращения в суд за обжалованием бездействия следователя.
15 мая 2015 года пострадавшие направили жалобы в Европейский суд по правам человека. Осенью 2017 года ЕСПЧ начал рассмотрение дела.
Зеленый свет для активного рассмотрения дел по нарушению прав ЛГБТ-людей в России открыло постановление ЕСПЧ в июне 2017 года. Суд признал российский "закон о пропаганде" дискриминационным и нарушающим право на свободу собраний.
В марте 2018 года Правительство России направило свои замечания, в которых (ожидаемо) пояснило, что в деле отсутствуют нарушения Конвенции.
В ответ адвокаты потерпевших пояснили, что Конвенция была нарушена в части отсутствия надлежащего расследования инцидента и несоблюдения властями обязательств по охране мирных публичных мероприятий. Адвокаты также указали на дискриминационное отношение и отказ расследовать нападения именно в связи с принадлежностью заявителей к ЛГБТ.
ЧТО ЖЕ ДАЛЬШЕ?
В России правоохранительные органы часто отказываются проводить эффективные расследования — даже тогда, когда есть основания для возбуждения уголовного дела и поиска правонарушителей. В этом случае власти отказались привлечь виновных к ответственности, потому что преступления совершены в отношении ЛГБТ. Такой уровень поддержки гомофобии государством недопустим.

Практика ЕСПЧ может повлиять на изменение ситуации внутри России и показать, как должны применяться европейские стандарты при реагировании на случаи насилия к ЛГБТ в таких ситуациях, поэтому мы с нетерпением ожидаем разрешения Судом этого дела.
Макс Оленичев
юрист программы «Стратегическое судопроизводство»
После постановления ЕСПЧ мы будем требовать выплаты Россией компенсации в пользу пострадавших.