ЛГБТ-группа «Выход»
дело об изъятии детей 

Как госорганы преследуют ЛГБТ+ семьи


Иллюстрации: Вилена Немчинова
В ДВУХ СЛОВАХ
Андрей Ваганов и Евгений Ерофеев несколько лет воспитывали приемных детей – Дениса и Юру.

В июле 2019 года семью стали преследовать следственные органы. Чтобы не допустить изъятия детей, семья переехала в США и запросила политическое убежище. Однако преследование со стороны органов продолжается. Юридическая служба «Выхода» совместно с ЛГБТ-группой «Стимул» встала на защиту интересов семьи.
Архив Андрея Ваганова и Евгения Ерофеева
ПРОЛОГ
Семьи вынуждены вести полузакрытый образ жизни, иначе они могут стать жертвами преследования не только со стороны гомофобно настроенных людей, но и государства
Поскольку в России однополые пары не могут официально регистрировать отношения, совместное усыновление также остается недоступным. Тем не менее в России есть гомосексуальные пары, которые воспитывают детей. Такие семьи вынуждены вести полузакрытый образ жизни – иначе они могут стать жертвами травли и преследования.
Причем не только со стороны гомофобно настроенных людей, но иногда и государства.

Так случилось с семьей Андрея Ваганова и Евгения Ерофеева – гей-пары из Москвы, воспитывающих двоих приемных детей – Юру и Дениса. Наша юридическая служба представляет интересы семьи в суде с июля 2019 года.
«Выход» решил взяться за это дело вместе с ЛГБТ-группой «Стимул» из Москвы, потому что это первое дело, когда пытаются лишить гомосексуальных родителей прав на возможность воспитывать детей. Дети были усыновлены, и эта ситуация является прецедентом, который может повлиять в дальнейшем на возможность усыновления ЛГБТ-людьми детей
Макс Оленичев
судебный юрист «Выхода»
ФАБУЛА ДЕЛА
18 июня 2019 года Андрей с сыном Юрой обратились за медицинской помощью в институт детской хирургии и травматологии Леонида Рошаля. Во время приема на вопрос медицинского специалиста Юра сказал, что у него «два папы». На следующий день Андрея (который официально является усыновителем обоих детей) вместе с сыном вызвали на опрос в Следственный комитет. В ходе этого опроса им задавали личные вопросы об их семейной жизни и быте.

Евгений Ерофеев (слева) и Андрей Ваганов
Архив Андрея Ваганова и Евгения Ерофеева
«Потом [следователь] подошел ко мне и задал вопрос: сожительствую ли я с кем-то? Я говорю: «Ну, наверное, в вашей терминологии, да. А так мы семья».
«Я знакомился с рассказом Юры, ничего выходящего за рамки там не было. <…> Вопросы касались того, в какой семье он проживает. Наличие или отсутствие фактов насилия, растления и так далее».

Андрей Ваганов, интервью «Медузе», август 2019 г.
Архив Андрея Ваганова и Евгения Ерофеева
С этого началось преследование семьи следственными органами.

Позже следователь опросил Евгения и пригласил на опрос второго ребенка – Дениса. В пятницу, 21 июня, с Андреем связалась сотрудница органов опеки, и сообщили, что скорее всего Юру в ближайшее время изымут из семьи, и посоветовала добровольно поместить его в социальный реабилитационный центр (СРЦ). После этого Андрей и Евгений поняли, что СК любыми средствами попытается отнять детей и решили срочно выехать из страны.

В середине июля, когда семья уже находилась за границей, в отношении сотрудников соцзащиты района Марьино, выдавших документы на усыновление, СК возбудил уголовное дело о халатности. При этом конкретных подозреваемых в деле нет, Андрей с Евгением проходят по нему свидетелями, а дети – потерпевшими. По версии следствия, дети жили в условиях «пропаганды нетрадиционных отношений», из-за чего у них формировались «искаженные представления о семейных ценностях, нанося вред их здоровью, нравственному и духовному развитию». Дело попало под внимание прессы, а также широко круга чиновников из разных ведомств.
«А потом, 15 июля, спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко высказывается против усыновления детей однополыми семьями, очень жестко говорит про вырождение человечества. 16 июля Следственный комитет возбуждает уголовное дело против неустановленного круга лиц органов опеки, допустивших халатность. 17 июля информация об этом деле появляется в прессе. Мне интересна связь этих заявлений чиновников с делом. Эта история про то, что кто-то хочет словить звездочки? Особенно когда третий человек в стране так публично высказывается. Тогда же, 15 июля, [уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ] Анна Кузнецова заявила, что обратилась в прокуратуру с запросом на изъятие детей из семьи. Начали появляться мнения экспертов, что детей нужно забрать, а усыновление отменить».
Евгений Ерофеев, интервью «Медузе», август 2019 г.
В июле на квартире Андрея и Евгения в Москве прошел обыск. В ходе него было изъято несколько вещей, в том числе свадебный альбом (Андрей и Евгений заключили брак в Дании) и детское белье. Также обыски прошли на двух квартирах их родителей – в Москве и в Челябинске.
Архив Андрея Ваганова и Евгения Ерофеева
«Выход» неоднократно оспаривал законность обыска.

Осенью 2019 года Басманный районный суд отказал в признании обыска незаконным. Позднее Московский городской суд признал это решение недействительным, в ответ на апелляционную жалобу. Так повторилось дважды. На третий раз, в феврале 2021 года Мосгорсуд также признал обыск и решение Басманного суда законными.

На этом «следственные действия» не закончились. Юру и Дениса объявили в федеральный розыск как без вести пропавших. При этом Андрей и Евгений через адвоката передавали нотариально заверенные документы в СК и органы опеки, подтверждающие, что дети живы. На машину Андрея наложили арест. Следственный комитет дважды пытался добиться признания недействительным усыновления Юры и Дениса, но получил отказ от органов опеки и прокуратуры.
ЧТО ЖЕ ДАЛЬШЕ?

Андрей Ваганов и Евгений Ерофеев вместе с детьми проживают в Сиэтле, штат Вашингтон и ожидают решения на запрос о предоставлении политического убежища. Возвращаться в Россию они не планируют.

Мы были в Калифорнии, когда вышло наше интервью на «Медузе». Здесь же мы осознали, что точно останемся в США. Это случилось после заявления Виталия Милонова, что нас надо изловить, объявить в международный розыск и так далее. Понятно, что Милонов достаточно эксцентричный человек, но он все-таки депутат Государственной думы. И если представитель Госдумы обратится в прокуратуру или Следственный комитет с запросом, то ему должны что-то ответить. Поэтому пришло осознание, что все, это финальная точка — мы уже не вернемся.
Мы встретились в Сан-Франциско с правозащитной организацией East Bay Sanctuary Covenant. Они бесплатно защищают нас на территории США и помогают оформить заявление на политическое убежище.
Андрей Ваганов и Евгений Ерофеев
интервью «Медузе», октябрь 2019 г.
Следственный комитет не оставляет попыток изъять детей. Уголовное дело в отношении органов опеки остается открытым. Через Министерство иностранных дел СК делал запрос в госдеп США, чтобы получить информацию о статусе детей.

Юридическая служба «Выхода» и «Стимула» намерена и дальше оказывать правовую поддержку семье в случае необходимости. Также юристы готовят жалобу в Европейский суд по правам человека.
ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ
«Иван Голунов взял интервью у гей-пары, сбежавшей из России с двумя приемными сыновьями из-за уголовного преследования»
«Сбежавшая в США гей-пара рассказывает продолжение своей истории — о переезде, сыновьях в американской школе и планах на будущее»

«Мы сильные, приведем нашу жизнь в порядок и будем счастливо жить»: как складывается жизнь Андрея Ваганова и Евгения Ерофеева после случившегося 

Текст: Андрей Нечаев

Иллюстрации: Вилена Немчинова

Вёрстка: Мария Глебова