ЛГБТ-группа «Выход»
ДЕЛА О ТРУДОВОЙ ДИСКРИМИНАЦИИ
Борьба ЛГБТ-людей за равноправие на рабочих местах

Рисунки: HAGRA
В ДВУХ СЛОВАХ
Герои этих историй потеряли работу, когда работодатели узнали об их сексуальной ориентации. Алевтину уволили из школы после того, как гомофобный активист прислал директору «досье» с информацией о ее личной жизни. Денису, тренинг-менеджеру, отказали в приеме на работу несмотря на успешное собеседование.
Ни одна судебная инстанция в России не признала это дискриминацией. Сейчас оба дела рассматривает Европейский суд по правам человека.
ПРОЛОГ
Конституция России предусматривает общий запрет дискриминации, устанавливая для каждой и каждого равные возможности для реализации трудовых прав.
статья 19
«Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств».
Из этого же принципа исходит трудовой Кодекс РФ, в котором сексуальная ориентация и гендерная идентичность непрямо включены в список дискриминационных признаков.
В отличие от, например, Трудового кодекса Украины, где прямой запрет на дискриминацию по сексуальной ориентации и гендерной идентичности был введен в 2015 году.
Однако действующее в России законодательство о запрете так называемой «пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних» стигматизировало ЛГБТ-людей и укоренило предрассудки и стереотипы в обществе. Это стало причиной дискриминации ЛГБТ и в сфере труда. Все случаи нарушения прав связаны глубинной причиной — последствиями распространения концепции «традиционных ценностей», исключающей признание за ЛГБТ-людьми тех же прав, которые существуют у гетеросексуалов.
Это привело к легализации дискриминации ЛГБТ в сфере труда.
ФАБУЛА ДЕЛА
История Алевтины
Фотография — Meduza
В декабре 2014 года Тимур Исаев (Булатов), гомофобный активист, известный своими преследованиями учителей, поддерживающих ЛГБТ-сообщество, прислал в Санкт-Петербургскую школу № 565 «досье» на учительницу музыки — Алевтину. Документ рассказывал о частной жизни девушки, всю информацию Булатов собрал в соцсетях. После получения «досье» директор школы сообщил девушке, что ее сексуальная ориентация несовместима с работой в школе — даже несмотря на то, что до инцидента о частной жизни Алевтины никто на работе не знал.
Алевтину поставили перед выбором: уволиться «по собственному желанию» или быть уволенной по инициативе работодателя. Учительница отказалась писать заявление сама, и директор уволил ее по пункт 8 ст. 81 Трудового кодекса России — «Совершение работником, выполняющим воспитательные функции, аморального проступка, несовместимого с продолжением данной работы». При увольнении он подчеркивал, что не имеет никаких претензий к работе Алевтины, но на него давит администрация, и он вынужден «принять меры».
Почему я не уволилась сама, «по собственному желанию»? Не ушла, как делали до меня многие? Да просто потому, что я ничего не нарушила и не совершила ничего аморального. В России нет закона, который запрещал бы мне, имея нетрадиционную ориентацию, преподавать. Единственный закон о «пропаганде» я не нарушала. Я подала в суд на школу, и своим поступком могу дать людям веру в то, что они должны отстаивать и знать свои права. Не бояться и не бежать от того, что они — другие. Показать, что ориентация человека не влияет на его профессиональные качества, какой бы ни была сфера деятельности.
Алевтина, заявительница по делу
Фрагмент экспертизы
«Действия, запечатленные на фотографии, являются крайне недопустимым с морально-нравственной точки зрения поведением, т. к. демонстрируемый им жест является вульгарным, грубым и в крайней степени аморальным жестом, выражающий крайнее пренебрежение к обществу и который в переводе на русский язык означает "пошел на…" <...>

Совершенные исследуемым лицом действия могут оказать пагубное воздействие на воспитываемых детей, подростков и юношество, а также могут привести к совершению исследуемым лицом аналогичного или другого проступка, которые окажет пагубное воздействие на воспитываемых подростков».

— из выдержки из экспертизы фотографий «с целью определить соответствие исследуемых фотографий нормам морали и нравственности, принятым в российском обществе».
21 апреля 2015 года районный суд не удовлетворил требования Алевтины о восстановлении на работе и не признал увольнение дискриминационным.
Из решения суда первой инстанции
«...Для лица, выполняющего воспитательные функции в отношении несовершеннолетних, аморальным и неэтичным является поведение, совершенное пусть и в ограниченном круге лиц, но тем не менее публично демонстрирующее неэтично близкие отношения между лицами одного пола, а также наличие фотографий с таким поведением в социальной сети «Интернет».
Городской суд отклонил апелляционную жалобу. Не изменило ход дела и обращение в суды с кассационными жалобами.
Национальные средства защиты закончились, и мы обратились в Европейский Суд по правам человека. 26 октября 2017 года суд коммуницировал жалобу.
В феврале 2018 года Правительство России представило суду пояснения, где отказалось признать дискриминацию Алевтины по признаку сексуальной ориентации, однако указало на то, что девушка была уволена из-за поведения, несовместимого с деятельностью педагогического работника. Мы прокомментировали позицию Правительства России и сейчас ждем решения ЕСПЧ по делу.
История Дениса Давыдова
Летом 2015 года Денис успешно прошел собеседование на должность «тренинг-менеджера» в Фонде «Капитаны». Ему предложили оплатить переезд в Москву за счет организации (он проживал в Петербурге) и аренду жилья на испытательный срок.
После собеседования сотрудница Фонда предложила Денису добавиться в друзья в «ВКонтакте» для более быстрой связи. Вечером от нее пришло сообщение с просьбой «уточнить ориентацию» Дениса: оказалось, что в организации есть «четкие критерии к сотрудникам», о которых не было заявлено во время собеседования. Узнав, что у Дениса есть отношения с молодым человеком, представительница Фонда ответила, что «они придерживаются традиционной точки зрения на ряд вопросов» такова «идеология руководства и программы».
В тот же день на электронную почту Дениса пришло письмо от Фонда о невозможности сотрудничества.
Когда я увидел сообщение о том, что мне отказывают в работе из-за моей ориентации, я понял, что не хочу оставлять это просто так. Мне было крайне неприятно читать эти сообщения — я почувствовал страх и некоторое отчаяние. Казалось, что я теперь не найду никакую работу, это было унизительно. В голове пронеслась мысль — «надо подать в суд. Мне стало страшно за других людей, чувствовал себя причастным к ним, и больше всего на свете мне захотелось никогда такого не испытывать и уж тем более, чтобы никто из моих близких не испытывал что-то подобное.
Денис, заявитель по делу
Осенью 2015 года Нагатинский районный суд Москвы не признал отказ в приеме на работу дискриминационным, посчитав, что Денису не было сделано официального предложения, поскольку собеседование проходило по Скайпу. Кроме того, суд счел недоказанной связь девушки, с которой общался Денис, и фонда «Капитаны». Московский городской суд и Верховный суд РФ подтвердили это решение в 2016 году.
15 марта 2018 года Европейский суд по правам человека зарегистрировал жалобу Дениса по делу об отказе в приеме на работу из-за сексуальной ориентации. Это значит, что сейчас жалоба получила регистрационный номер и попала в список дел, назначенных на рассмотрение судом.
В этом деле впервые в Европейском Суде поднимается вопрос об обоснованности отказа в приеме на работу по причине сексуальной ориентации. Ситуация Дениса показательна тем, что он проходил собеседование дистанционно, что является обычной практикой поиска работы. Российские суды отказались учесть специфику дистанционного собеседования с потенциальным работодателем и по сути переложили все бремя доказывания на Дениса. Мы пытаемся доказать, что ситуация должна быть ровно противоположной: учитывая исключительную серьезность дискриминации по признаку сексуальной ориентации, суд должен был особенно тщательно проверить законность отказа в приеме на работе и требовать от фонда доказать отсутствие дискриминации.
Дмитрий Бартенев
Адвокат
ЧТО ЖЕ ДАЛЬШЕ?
Очевидно, что известные правозащитным организациям случаи увольнения ЛГБТ-людей – это вершина айсберга. Мы не знаем и никогда не узнаем точной статистики дискриминации людей в связи с их сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью как в связи с тем, что такая статистика не ведётся, так и потому, что, как правило, жертвы гомофобии на рабочем месте стремятся сохранить в тайне их принадлежность к ЛГБТ и проявляют активное нежелание афишировать свою сексуальную ориентацию и гендерную идентичность из-за страха подвергнуться еще большим лишениям и нарушениям своих прав в гомофобном обществе.
Макс Оленичев, юрист, из доклада «Дискриминация ЛГБТ при реализации права на труд в России: особенности правоприменения» в сборнике «Защита прав уязвимых групп в правовой сфере» (2016)
Истории о трудовой дискриминации, к сожалению, явление частое: из 124 задокументированных случаев дискриминации в Петербурге за 2017 год 24 относятся к трудовой дискриминации. Семь из них завершились увольнениями людей. Для коренного решения проблемы необходимо отменить «закон о пропаганде», и важный шаг на пути этого — формирование позитивной судебной практики, в том числе — за счет решений ЕСПЧ. Истории Алевтины и Дениса — значимый вклад в это дело.
ЕЩЕ ПО ТЕМЕ
Только славянам. Дискриминация в России есть, но доказать ее в суде почти невозможно
Материал «Медузы» о том, как россияне пытаются бороться с дискриминацией в суде