ЛГБТ-группа «Выход»
День молчания

О провокаторах на акции, безопасности, маршруте и преследованиях ЛГБТ-персон расскажут Алексей Сергеев, организатор «Дня молчания», и Рина, активист «Дня молчания». Дочитайте эти интервью до конца
Day of Silence
Каждый год, в апреле, петербургские активисты выходят на акцию «День молчания» с заклеенными ртами, чтобы выразить несогласие с замачиванием проблем ЛГБТ-людей. Каждый год акция становится свидетельством того, что дискриминация существует и ЛГБТ-люди видимы. Кстати, со «Дня молчания» в 2008 году и начался «Выход».

О провокаторах на акции, безопасности, маршруте и преследованиях ЛГБТ-персон лучше всего расскажут люди, которые знакомы с этим изнутри. Своим взглядом на ежегодный ненасильственный протест поделились Алексей Сергеев, один из организаторов «Дня молчания», и Рина, активист «Дня молчания».
Алексей Сергеев,
один из организаторов «Дня молчания» в Петербурге
Акция «День молчания» была придумана в США, где проходила с 1996 года, а потом другие страны тоже подхватили эту тему. Почему «День молчания» актуален для России сегодня?
Во-первых, в России много проблем, связанных с гомо-, би-, транс-фобией и дискриминацией ЛГБТ-людей, о которых необходимо говорить, чтобы общество узнавало о них, и что-то менялось. Если ты не озвучиваешь проблемы, сложности, потребности — то их как бы и нет, они невидимы для людей и государства. Это и проблемы травли в школах и семьях ЛГБТ-подростков, и насилие над ЛГБТ-людьми, вплоть до убийств на почве ненависти, и увольнение с работы, и гомофобные законы, мешающие просвещению, и подставные свидания, и многое другое вплоть до государственных репрессий в Чечне в отношении ЛГБТ-людей.

Во-вторых, власти стараются перекрыть каналы распространения информации об ЛГБТ: на государственных телеканалах действует негласное правило: «про ЛГБТ плохо или ничего», из фильмов удаляются сцены, ЛГБТ-паблики блокируются, открываются дела по «пропаганде среди несовершеннолетних». И здесь важно, когда тебе пытаются закрыть рот, — не молчать, сопротивляться замалчиванию. В этом смысле, акция очень символична для России.
Станет ли акция актуальнее/ приобретет ли иной смысл, например, после случаев насилия и преследований ЛГБТ-людей: убийства Елены Григорьевой, преследования СК органов опеки, нападения на Илью Бронского, травли певицы Манижи, выступавшей за права ЛГБТ?
Окружающий информационный фон делает акцию более актуальной и наглядной, конкретной. Например, в 2016 году День Молчания проходил после громкого и жестокого гомофобного убийства журналиста Дмитрия Циликина. Тогда было заметно, что сами журналисты, пришедшие освещать акцию, относятся к нам иначе. Теперь они увидели в жертве гомофобии не абстрактного «гея в вакууме», а уважаемого и любимого коллегу, а в активистах — не просто «смутьянов и провокаторов», а людей, говорящих о важной проблеме и требующих мер по её решению. К сожалению, несмотря на однозначные показания убийцы, гомофобный мотив в итоге не был учтён судом, и так пока происходит в России в большинстве случаев. Надеюсь, в будущем это изменится, в том числе благодаря привлечению активистами к теме медийного внимания.
Как готовится/ планируется «День молчания»: сколько людей в этом задействованы, по какому принципу строится маршрут?
В Петербурге в разные годы организаторами акции выступали разные городские инициативы и активисты, у кого откликалась идея акции. Альянс перехватил инициативу у «Выхода» в 2013 году, позже подключились ребята из коалиции «Вместе». По-разному были расставлены и информационные акценты: противодействие гомофобному законопроекту, травля ЛГБТ-подростков, убийство Дмитрия Циликина, преследование ЛГБТ в Чечне и т. д.

Нет какого-то единого рецепта акции, есть ее символ: рот, заклеенный скотчем. Как правило, организаторы стараются, чтобы весь маршрут или его часть проходила через главный проспект города, Невский. Так, в 2013 году мы прошли от Малой Садовой, где были пикеты, до площади Восстания. В другие годы маршрут был от пл. Восстания до Казанского собора, или от Малой Садовой до Дворцовой площади. В 2019 году маршрут проходил от Гостиного Двора до Спаса на Крови на канале Грибоедова.
Сколько человек участвует: когда больше, а когда меньше и с чем это связано?
Число участников в разные годы разное. Обычно это несколько десятков человек, максимально — до сотни человек. На мой взгляд, нет какого-то одного фактора, влияющего на численность. Зависит и от оповещения, и от резонансных событий накануне акции, и от общего «закручивания гаек». Например, до 2016 года участвующих никогда не задерживали, поэтому их число росло. Но после задержаний в 2016 году, часть людей отказались от участия в до этого казавшейся безопасной акции. Потом до 2019 года задержаний снова не было, а в 2019 часть участников задержали.
Юристы и адвокаты «Выхода» помогают в сопровождении акций и мероприятий: заранее договориться с «Правовой помощью» о поддержке — значит минимизировать нарушение ваших прав при возможном задержании или других проблемах с полицией. Напишите на pravo@comingoutspb.ru, чтобы узнать подробности.
Расскажите, как по максимуму обеспечить безопасность участникам на подобных мероприятиях?
Последние годы основная опасность для активистов исходила не от гомофобных прохожих, а от полиции, стремящейся сорвать ЛГБТ-акцию. Иногда все происходило спокойно, иногда часть участвующих безосновательно задерживали, штрафовали. Чтобы не облегчать полиции жизни, последние годы маршрут обычно не разглашается заранее, указывается только точка сбора \ одиночного пикетирования.

Сейчас дополнительным риском являются коронавирусные ограничения. В Петербурге разрешены концерты, кино и спектакли, но почему-то одиночные пикеты и массовые мероприятия до сих пор под запретом. Очевидно, это демонстрирует двойные стандарты, и «забота о здоровье граждан» — лишь мнимый повод. Ведь в тесном автозаке и замкнутом помещении отдела полиции, риск заразиться на порядок больше. Но это никого не беспокоит. Предсказать заранее, по какому сценарию пойдет развитие событий — невозможно.

Обычно на акции осуществляется мониторинг, есть договоренность с дружественными юристами и адвокатами, которые могут помочь в случае задержания. Если человек встает в пикет, рядом дежурит группа поддержки, фиксирующая все на видео.
Что для обеспечения безопасности делается уже сейчас?
Гарантий безопасности в нынешних условиях дать невозможно, остается только снижать риски и готовиться к разным, в том числе негативным вариантам развития событий. К сожалению, публичная активистская деятельность сопряжена с рисками, и мы доносим это до участников. Каждый и каждая должен принимать решение, исходя из полной информации. С другой стороны, так было во многих странах, которые сейчас добились значительных подвижек в соблюдении прав ЛГБТ-людей.

Важно взвешивать риски, при этом не слишком «накручивать» себя. Если человек не привлекался к административной ответственности по «митинговым статьям», максимум, который ему грозит — штраф от 10 до 20 тысяч рублей (иногда дают даже меньше), при этом нередко на оплату штрафа производят общественный сбор или помогают специальные фонды ЛГБТ-организаций.
Как выглядит идеальная акция ко дню молчания в вашей голове?
Я думаю, со временем — это будет большая колонна людей, идущая по Невскому проспекту с транспарантами, баннерами, плакатами. Но, пока о соблюдении Конституции в отношении ЛГБТ-граждан в нашей стране в плане свободы собраний остается только мечтать. Уверен, такие времена настанут: со сменой поколений общество очень сильно меняется, гомофобные установки, унаследованные от советского прошлого, медленно, но верно уходят.
Дата акции публикуется на международном сайте GLSEN— в этом году это 23 апреля
Как на акцию реагируют власти?
В целом, есть тенденция по ужесточению. Но связано это не только с ЛГБТ, но и гражданским обществом в целом. Предсказать, как пройдёт в конкретный год — невозможно. Я думаю, подобная произвольность реагирования отчасти намеренная, задача запугать людей, чтобы численность акции была небольшая. С другой стороны, на медийной стороне акции численность не отражается так сильно, даже несколько человек с помощью плакатов и заклеенных ртов могут «сказать» многое. Я руководствуюсь в своей деятельности максимой «Делай, что должно — и будь, что будет». При этом, конечно, я каждый раз рассматриваю разные сценарии и готов ли я заплатить ту или иную цену, если события будут развиваться в негативном русле.
Почему вы организуете акцию, что вам это даёт?
Ощущение несправедливости происходящего, внутренней правоты и достоинства — то, что помогает не сдаваться. Согласно Конституции граждане России имеют право на свободу мирных собраний, включая ЛГБТ-граждан. Есть постановление Конституционного суда о том, что ЛГБТ-акции и нейтральное общественное обсуждение ЛГБТ-повестки — не является «пропагандой», и не подпадают под действие одиозного закона.

Я считаю, что присутствие ЛГБТ-повестки в информационном пространстве — это важно. Акция — это и отстаивание свободы собраний явочным порядком, и видимость ЛГБТ и привлечение внимания общества к проблематике, в данном случае, замалчиванию преступлений ненависти в отношении ЛГБТ-людей, отсутствие должной защиты государством своих граждан.
Рина,
автор паблика «Записки радужного дракона», активист
Почему «День молчания» актуален для России сейчас?
В России принято говорить «не выноси сор из избы», но не принято говорить об ужасных вещах, что происходят за закрытыми дверями. Женщины не говорят о насилии со стороны мужей, дети не говорят о насилии со стороны родителей, ЛГБТ-подростки вынуждены молчать о травле в школе и дома. Я считаю, что о таких вещах, как дискриминация, физическое и психологическое насилие в школе и дома, незаконные задержания полицией, незаконные увольнения с работы по признаку СОГИ (сексуальная ориентация и гендерная идентичность), можно и нужно говорить! Любой тоталитарный режим строится на замалчивании проблем и изоляции от внешнего мира. «День Молчания» — это когда мы не молчим о проблемах, мы открыто заявляем о них.
Были ли на акции провокаторы? [здесь и далее речь о «Дне молчания», который проходил в 2019 году]
Провокации были, рядом с нами ошивался известный питерский гомофоб Тимур Булатов, ведь он, как известно, старается исправно посещать все ЛГБТ-мероприятия Петербурга, и ходит на них чаще, чем сами ЛГБТ-активисты. Нам устроили веселое музыкальное сопровождение (Булатов не поленился взять колонку с какой-то музыкой, имитирующей кукареканье петухов), правда, ненадолго. Кричали ещё что-то, я не расслышала, что конкретно.
Как происходили задержания?
Сначала полиция нас не трогала. На этапе, где мы поочередно стояли с одиночными пикетами, никого не трогали. Задержали почему-то только последнего участника, Даниила Максименко. После активисты, убрав плакаты, выдвинулись с заклеенными красным скотчем ртами по маршруту до Спаса На Крови и вот там уже началась жесть. В итоге было 13 человек задержанных, 1 из них — провокатор из компании Булатова. Меня, к счастью, не задержали. Задержанных привезли к 28 отделу полиции, но вот из автозака несколько часов не выпускали, держали без еды и туалета. Одному из задержанных там стало плохо и его увезла скорая.
Почему ты вышел на акцию: за какие конкретно невидимые проблемы ЛГБТ-людей?
Я выхожу на акции в основном потому что хочу справедливости. Я хочу, чтобы совершающих преступления ненависти наказывали по всей строгости закона. Я хочу, чтобы преступления против ЛГБТ не замалчивались. Также я хочу, чтобы из нас перестали делать «врага народа» и демонизировать в государственных СМИ. О наших проблемах не принято говорить, зато принято делать из нас страшилку для консервативных родителей.
Что нужно знать человеку, который в первый раз выходит на подобную акцию?
Прежде всего, надо быть готовым к незаконному задержанию. При этом совсем необязательно иметь при себе символику или плакат, задержать могут и просто так. Также помнить о том, что не стоит отвечать на словесные провокации со стороны гомофобных активистов, потому что они только и рассчитывают на то, чтобы развязать драку, а потом прикинуться «жертвами злых ЛГБТ-активистов». Подробную информацию о том, как вести себя на акциях, что брать с собой и что говорить при задержании, публикуют перед мероприятиями многие ЛГБТ-ресурсы, такие как «Альянс гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие», «Российская ЛГБТ-сеть», ЛГБТ-инициативная группа «Выход».
О том, как себя вести при задержании можно прочитать по ссылке. О том, что делать, если вас задержали, а вы трансгендерный, гендерно-неконформный или небинарный человек можно прочитать здесь
Мы [ЛГБТ-группа «Выход»] оказываем юридическую поддержку и защищаем ваши права в отделах полиции и судах первой инстанции. В случае задержаний звоните нашим юристам: Дмитрий +7 (950) 020 39 60 /Ксения Михайлова: +7 (911) 726 39 21. Подробнее о программе «Правовая помощь» можно узнать на сайте.

Если вы столкнулись с какими-либо нарушениями в ходе акции или после неё — сообщите о вашем случае команде мониторинга по почте monitoring@comingoutspb.ru или по телефону +7 (812) 242 54 69, +7 (951) 673 82 77.